Мебельный бизнес, №10(185), декабрь 2019 г.

зарубежные рынки 24 Неопределённость здесь надолго Миланский центр промышленных исследований CSIL, специализирующийся на бизнес-аналитике в мебельной индустрии, выпустил очередное годовое резюме — с прогнозами развития мирового рынка на обозримую перспективу. За минувший год факторы, дер- жавшие всю мировую эконо- мику в состоянии неопреде- лённости (в частности, торговая война Штатов с Китаем, по- следствия Брекзита, протек- ционистская политика на ряде крупных национальных рын- ков, волатильность потреби- тельского спроса в развитых экономиках и проч.), никакого разрешения не получили. А зна- чит, в предстоящие годы меж- дународная мебельная торгов- ля вынуждена будет, как и прежде, преодолевать серь- ёзные экономические и психо- логические барьеры. Даже ми- нимальный рост объёмов про- изводства и сбыта в мировом масштабе потребует от боль- шинства игроков отрасли значи- тельных усилий. Такие выводы можно сделать из ежегодного резюме World Furniture Outlook, которое в декабре обнародовал миланский центр промышлен- ных исследований CSIL. Глобальные факторы в по- следнее время оказывают значительное влияние на меж- дународную торговлю мебе- лью, в первую очередь — бла- годаря высокому проникнове- нию импорта на мебельном рынке: так, по итогам 2019 года он составляет 32% от объёмов мирового потребления мебе- ли. В то же время тарифная по- литика Соединённых Штатов и меры, предпринимаемые их основными торговыми парт- нёрами, разворачивают этот сценарий в противоположную сторону. Дальнейшая эскала- ция торговой напряжённости, без сомнения, будет иметь не- гативные последствия для ми- рового экономического клима- та в целом. На фоне почти повсеместной геополитической турбулентно- сти 2019 год показал самую низкую динамику объёмов ми- ровой мебельной торговли за последние 10 лет — плюс 3%. В абсолютном выражении это примерно тот же уровень, что и год тому назад — около 150 млрд. долл. Согласно стати- стическим моделям CSIL, в 2020 году отрасль может рас- считывать на столь же скром- ные 3,4%, а в 2021-м — на 3,6% роста. Что, врочем, оставляет надежду на выход из стагнации в перспективе нескольких лет. Топ мировых мебельных им- портёров составляют всё те же США, Германия, Франция и Великобритания. Пятёрка сильнейших стран-экспортёров мебели — Китай, Германия, Польша, Италия и Вьетнам. По- следний в 2019 году показал самую высокуюдинамику роста объёмов экспорта. Потребление мебели в мире, по прогнозу CSIL, в наступаю- щем году подрастёт на 2,4%. Азиатско-Тихоокеанский регион остаётся наиболее динамич- ным (здесь ожидается прирост выше 3%), остальные регио- ны — Северная Америка, Цент- ральная и Восточная Европа (включая Россию и Турцию), Центральная и Южная Афри- ка, Ближний Восток и прочие африканские страны — как ожидается, покажут рост в пре- делах полутора-двух процен- тов. Самым вялым остаётся спрос на европейском конти- ненте — в Старом Свете анали- тики прогнозируют увеличение объёмов потребления лишь на 1%. По материалам CSIL Мировой рынок мебели в 2020 году. Прогноз динамики ( %% ) в фиксированных ценах Источник: CSIL 28 стран ЕС, Норвегия, Швейцария и Исландия Ближний Восток и Африка Центральная и Южная Америка Центральная и Восточная Европа (кроме ЕС), РФ, Турция Северная Америка Азия и Океания Мир в целом (100 крупнейших национальных рынков)

RkJQdWJsaXNoZXIy NzQwMjQ=